ПСИХОЛОГИЯ: Введение в профессию

Глава 10. Психологическая работа в спорте

Широкие возможности для применения психологических знаний существуют в области физического воспитания и спорта. Психология спорта изучает закономерности психической деятельности людей в условиях тренировок и спортивных соревнований. Объектами изучения и практической работы спортивного психолога являются спортсмены, тренеры, процесс их взаимодействия, направленный на усвоение спортивных умений и повышение спортивного мастерства. На пересечении научных интересов психологии спорта и педагогической психологии возникла психология физического воспитания — область научно-психологических знаний, изучающая возможности физической культуры как средства физического, интеллектуального и личностного развития человека.

В данной главе рассматриваются история психологии спорта, основная тематика современных исследований в этой области, характеризуются цели и задачи психологии спорта, сферы деятельности практического психолога в спорте. Далее в главе описаны виды деятельности психолога в спорте и рекомендации опытных психологов по продуктивному взаимодействию психолога с тренером и спортсменом.

В результате изучения данной главы, студенты будут:

ЗНАТЬ:
1. Историю применения психологических знаний в спорте.
2. Вклад выдающихся деятелей спорта и психологов в спортивную психологию.
3. Современную тематику исследований и практической психологической работы в спорте.
4. Места работы специалистов по психологии спорта.
5. Задачи, которые решают психологи в спорте.
6. Виды деятельности практических психологов спорта.
7. Особенности взаимодействия психолога с тренером и спортсменами.

УМЕТЬ:
1. Оценить вклад выдающихся деятелей спорта и психологов в развитие спортивной психологии.
2. Ориентироваться в задачах, которые решают психологи в спорте.
3. Ориентироваться в видах деятельности, которые могут выполнять психологов в спорте.

ВЛАДЕТЬ:
1. Навыками идентификации проблем, которые решает психологии в спорте.
2. Базовым терминологическим словарем психологии спорта.

Резюме

Психология спорта изучает закономерности психической деятельности людей в условиях тренировок и спортивных соревнований. Объектами изучения и практической работы спортивного психолога являются спортсмены, тренеры, процесс их взаимодействия, направленный на усвоение спортивных умений и повышение спортивного мастерства. Психология физического воспитания — это область научно-психологических знаний, изучающая возможности физической культуры как средства физического, интеллектуального и личностного развития человека.

Основной целью психологии спорта является исследование психологических закономерностей формирования у спорт¬с¬менов и команд спортивного мастерства и качеств, которые способствуют успешному участию в соревнованиях. Психологи в спорте разрабатывают психологически обоснованные методы тренировки и подготовки к соревнованиям.

Спортивные психологи изучают, как оптимизировать уровень возбуждения, выясняют влияние стресса и тревожности на поведение спортсмена, исследуют мотивацию как фактор успеха на соревнованиях.

Психологическая совместимость членов спортивной команды является актуальной проблемой в групповых видах спорта.

Каждый вид спорта для успешных выступлений требует определенных физических и психических качеств. В связи с этим возникают проблемы психологического отбора и спортивной профориентации.

Спортивные психологи исследуют вопросы, связанные с агрессией в спорте в условиях группового взаимодействия. Изучается психологическая стабильность спортсмена или команды, а также управление психологической стабильностью спортсмена на протяжении соревновательного сезона, формирование психической надежности спортсмена в экстремальных соревновательных ситуациях, управление психическим состоянием спортсмена при подготовке и участии в наиболее ответственных соревнованиях.

Спортивные психологи, а также специалисты в области психологии физической культуры изучают психологическое благополучие людей, связанное с их физической активностью. В отличие от психологии спорта основной задачей психологии физического воспитания является помощь в решении вопросов общеоздоровительного, образовательного и воспитательного характера.

Проводятся научные исследования в области психологии физического воспитания и спорта, в особенности спорта высших достижений. Курсы психологии спорта, изучаемые в институтах и на факультетах физической культуры, способствуют повышению психологической компетентности тренеров и спортсменов. В то же время современная спортивная деятельность требует участия профессиональных психологов в решении многих проблем. Поэтому в ряде высших учебных заведений введена специализация для студентов в области спортивной психологии.

Работа спортивного психолога состоит в психологическом обеспечении подготовки спортсмена к спортивной деятельности. Она включает в себя
(1) Психодиагностику;
(2) Психолого-педагогические и психогигиенические рекомендации;
(3) Психологическую подготовку;
(4) Ситуативное управление состоянием и поведением спортсмена.

Вопросы и задания

1. Что изучает психология спорта?
2. Кто из отечественных ученых внес особенно большой вклад в развитие психологии спорта?
3. Какие события во второй половине XX века привели к формированию авторитета спортивной психологии?
4. Какие задачи решают психологи в спорте?
5. Какие проблемы стоят перед практическим психологом, приходящим в команду?
6. Чем спортивный психолог может быть полезен спортсмену?
7. Что включает в себя практическая работа спортивного психолога по психологическому обеспечению подготовки спортсмена?
8. Чем может быть полезна для спортсмена ПМТ (психомышечная тренировка)?
9. Чем спортивный психолог может быть полезен тренеру?
10. Может ли тренер быть тренером и психологом в одном лице? Всегда ли тренеру в команде необходим психолог?
11. Что является важнейшими компонентами успешной деятельности психолога в спорте?
12. В чем сходство и различие психологии спорта и психологии физического воспитания?
13. Прочитайте вставки Вопросы практики ниже. Выявите, что именно, исходя их высказываний тренеров и опытных спортивных психологов особенно важно для деятельности практического психолога в спорте. Обобщите.
14. Занимались ли вы в детстве или юности каким-либо видом спорта? Если бы вы были психологом самому себе, какие бы психологические советы вы дали себе с точки зрения ваших нынешних знаний психологии?

Вопросы практики

Юбилейное интервью с ведущим спортивным психологом России Владимиром Соповым, для сайта "Лига спорта" http://def.kondopoga.ru/2010/08/25/vladimir_sopov_sejjchas_v_psikhologii_stalo_bolshe_prakticheskojj_sostavljajushhejj.html

Л.С.: Какие возможности таит в себе спортивная психология и насколько сильно она может помочь спортсмену в его подготовке?

В.С.: Самый яркий, на мой взгляд, пример возможностей спортивной психологии — это знаменитый случай с американским десятиборцем Брюсом Дженером, когда за несколько недель до Олимпийских Игр в Мюнхене в 1972 году он получил тяжелую травму ноги — растяжение связок голеностопного сустава. Сами понимаете, что для десятиборца это все, конец. Но находясь с загипсованной ногой он, тем не менее, все это время при помощи идеомоторной тренировки, визуализации и саморегуляции своего состояния ежедневно по несколько часов мысленно выполнял тренировочные упражнения. За несколько дней до Олимпиады ему сняли гипс, он попробовал двигаться, было трудно, больно, на голеностоп наложили тейп (широкий фиксирующий пластырь — прим. ред.), и он не только выиграл Олимпийские Игры, но и установил мировой рекорд в десятиборье. И при этом установил десять личных рекордов. Я считаю, что это фантастический пример того, как можно при помощи спортивной психологии добиваться высоких результатов. В моей практике есть аналогичный пример — фигуристка Елена Иванова четыре года выступала у нас на чемпионатах мира в одиночном юниорском фигурном катании, и последовательно завоевала две золотые, серебряную и бронзовую медаль. При этом каждый раз накануне соревнований она была или с тяжелейшей травмой или после какого-то серьезного заболевания. Но даже когда она не могла физически тренироваться, то опять же при помощи идеомоторики, мысленных тренировок и психической саморегуляции буквально с больничной койки выходила на лед и завоевывала медаль. Это была маленькая сенсация в команде фигуристок. С одной стороны все иронизировали над ней, а с другой стороны она завоевывала медаль и это был бесспорный показатель успеха. Еще один случай — однофамилица фигуристки — Елена Иванова из Казахстана, прыгунья в воду, чемпионка Европы. Ей нельзя было прыгать в воду из-за простуды, и мы с ней на бортике бассейна мысленно выполняли все прыжки, а на соревнованиях она всех поразила тем, что выполнила десять прыжков практически с одинаковой оценкой. Есть еще случай со сборной Казахстана по горным лыжам, который произошел на спартакиаде народов СССР в Красноярске. Я отвечал за психологическое обеспечение команды, и самое смешное, что мы тогда готовились фактически без снега. Спортсмены полностью одевались в соревновательную форму, стояли на лыжах на травке и идеомоторно проходили трассу. Все было так, как на тренировке, только не было снега. И в итоге, когда приехали на соревнования, все дружно и очень эффективно выступали. И это даже было отмечено судейской коллегией тренерами других команд. Вообще подобных случаев конечно очень много, но есть один нюанс. Как правило тонкости подобной подготовки не разглашаются, не афишируются. Этого не любит никто, не тренеры, ни сами спортсмены, ни тем более психологи. Если только не хотят себя, так сказать, разрекламировать. Мы сами (спортивные психологи — прим. ред.) предпочитаем, чтобы тренеры и спортсмены особенно не разглашали методы и тонкости психологической подготовки, потому что это к тому же еще и ноу-хау. Когда спортсмен начинает об этом говорить, журналисты засыпают его вопросами, и в итоге он обязательно выдаст что-нибудь самое сокровенное, и разгласит нашу профессиональную тайну. Поэтому случаев, когда спортивная психология не просто помогает, а буквально спасает спортсмена в критических ситуациях, в реальности гораздо больше, чем тех, о которых мы Вам рассказываем.

Выдержка из интервью с Владимиром Константиновичем Сафоновым, кандидатом психологических наук, доцентом, руководителем специализации «Спортивная психология» факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета. Имеет опыт практической работы психологом в сборных командах СССР и России, опыт индивидуального консультирования и сопровождения спортсменов. http://psy.su/feed/2471/

  • С какими запросами чаще всего приходится сталкиваться?
  • Главная причина обращения – нет спортивного результата. Уже год-два-три нет роста спортивных результатов. Еще одной проблемой является неудовлетворенность собой. Для того чтобы лучше понять спортивную психологию, необходимо понимать, что спортсмен – это человек, который хочет добиться максимума возможного. И в силу этой особенности примерно 90% спортсменов не удовлетворены своими результатами – они считают, что могли бы добиться большего. Спортивные функционеры и тренеры подстегивают, требуя показать все, на что способен. Но сам спортсмен, чаще всего, не знает о том, на какие достижения способен, потому что ему неизвестно, каковы функциональные возможности его организма, какой у него тип нервной системы, он не умеет управлять своим психическим состоянием… Поэтому спортсмены обращаются к психологу с запросом о том, как улучшить спортивные результаты. И психолог может помочь спортсмену более полно реализоваться, потому что он научит его осознавать свои личностные особенности, особенности нервной системы, относиться более реалистично к своим возможностям и достижениям, расскажет о техниках психической саморегуляции, выявит скрытые проблемы, которые мешают достигать результата и поможет справиться с ними.
    Подчеркну, что каждый человек индивидуален. Независимо от того, в каком виде спорта выступает спортсмен, независимо от уровня спортивных достижений он - человек и его психика уникальна, его проблемы уникальны. Если же говорить о том, какие проблемы чаще встречаются у спортсменов, могу также назвать социальную изоляцию. Спортсмены высокого уровня, особенно в возрасте 16-18 лет, бывают очень тревожными - часто им трудно социализироваться, почувствовать себя уверенно вне привычной обстановки. Поэтому мне порой приходится давать специальные задания, чтобы помочь им более свободно общаться с разными людьми, в том числе – учить их правильно общаться с прессой.
  • Что больше всего привлекает вас в этой работе?
  • Я человек немолодой, преподаю уже давно и несколько пресыщен этим, но практическая работа со спортсменами никогда не надоедает. Я им очень завидую, ведь природа дала им возможность подняться на высокий уровень спортивных достижений. Реализовать то, что заложено природой – многотрудный процесс. Работая, я испытываю чувство удовлетворения, потому что вижу результат, отдачу. Я в течение года работал со стрелком, который занимался стрельбой 7 лет, четыре года назад он выполнил норматив кандидата в мастера спорта, а норматив мастера никак выполнить не мог. В процессе работы выяснилось, что его родители оба являются мастерами спорта международного класса. Я соотнес возраст, выяснилось, что родители добились своих результатов в очень юном возрасте и социальный долг - «быть не хуже своих родителей» – очень мешал, давил. Спортсмен смог преодолеть психологический барьер и на чемпионате страны показал высокий результат, выполнив норматив мастера спорта.
    Могу также сказать, что прелесть работы спортивного психолога в том, что негативного результата не бывает! Потому что во время этой работы спортсмен начинает знакомиться с самим собой, запускается определенный процесс «работы» подсознания, а результат этой работы может проявиться не сразу. Вспоминаю недавнее: после Олимпиады этого года мне позвонил бронзовый призер по стендовой стрельбе Василий Мосин, с которым мы работали 15 лет назад. Уже не в первый раз от своих спортсменов я слышу: «Тогда я не понимал, что вы делаете, но потом это мне помогло». Результаты спортсменов помогают и мне двигаться дальше.

Рудольф Михайлович Загайнов – выдающийся отечественный психолог, доктор психологических наук, профессор, работал со многими известными спортсменами. Его подопечными были олимпийские чемпионы Сергей Бубка, Алексей Ягудин, чемпионы мира по шахматам Анатолий Карпов, Гарри Каспаров, Нона Гаприндашвили. Многие выдающиеся спортсмены с благодарностью отзываются о роли психолога Загайнова в их судьбе. «Без сотрудничества с этим человеком мне вряд ли удалось бы сегодня выиграть», - говорил сразу после победного прижка на чемпионате мира 1997 г. Сергей Бубка. А вот что говорит Алексей Ягудин: Я убежден, особенно после того, как в олимпийском сезоне проработал с Рудольфом Загайновым, что всем без исключения спортсменам психолог не менее необходим, чем тренер» (интервью в газете «Коммерсант», N56, 2.04.2005).

Рудольф Загайнов За кулисами большого спорта: Из дневников практического психолога http://www.fismag.ru/pub/zag-04-13.php

Я был первым, кто в спорте работал как штатный психолог, то есть числился в штате команды наравне с тренерами, врачами, массажистами. Другие психологи приходили в команды на время как члены комплексных научных групп, в отличие от штатного психолога они были «временными работниками», и спрос с них был совсем иной. Они могли в любой момент исчезнуть, и о них мгновенно забывали и спортсмены, и тренеры. Работа штатного психолога — совершенно другое дело. Я должен был находиться в команде постоянно, быть информированным о каждом спортсмене, его состоянии и настроении и отчитываться перед главным тренером практически ежедневно.

Это была совершенно иная работа, требующая полной отдачи и ответственности. К тому же не меньшая, а даже большая ответственность была у меня перед самими спортсменами. Я должен был завоевать их абсолютное человеческое и профессиональное доверие и каждодневно его удерживать.

Многое в наших отношениях было конфиденциальным, что и лежало в основе дружбы со спортсменом. Но завоевать это психолог может при одном условии — пройдя, и обязательно, через недоверие (!). Психолог, и это закон его профессии, всегда проходит через недоверие. И первые дни в его новой команде — всегда борьба с этим недоверием, борьба с ревностью личных тренеров спортсменов, с ревностью врачей, массажистов. А позднее, когда психолог завоюет доверие спортсмена и станет его другом, его ждет еще одна ревность — ревность членов «жизненной группы психологической поддержки спортсмена» — жен, мужей и других родственников.

Лично у меня всегда было чувство, что я нахожусь на войне или в тылу врага, и я всегда боялся поражения, то есть разочарования спортсмена в нашей с ним профессиональной дружбе.

Вся работа психолога — это страх поражения.

Так что у нас, психологов, одно право — приходи и доказывай!

Сознательно повторяюсь: психолога нигде не ждут. Ты приходишь и адским трудом, терпением и своими лучшими человеческими качествами завоевываешь свое право быть с ними (всего лишь!), быть с ними на равных (вначале), а потом занять место среди самых авторитетных для спортсмена людей. А в идеале — быть лидером в его группе психологической поддержки, и этой группой управлять в целях создания благоприятной, а еще лучше — эталонной психологической атмосферы вокруг спортсмена. Только в такой атмосфере спортсмену будет радостно жить, бороться и побеждать. И это твоя — психолога — прямая обязанность!

Мнение авторитетных специалистов. Пройдя путь большого спорта, мы серьезно не задумывались о роли психологии в подготовке спортсменов высокого класса, не уделяли должного внимания индивидуальному подходу, взаимоотношениям тренера и спортсмена, в чем сильно проигрывали. Нередко одержимый тщеславием тренер мнит себя психологом. Позже, оглядываясь назад, с горечью замечаешь, что многие молодые талантливые спортсмены почему-то не дошли до своей цели. <…> Роль психолога в команде у нас принижается, но на практике мне приходилось прибегать к его помощи. Считаю, что, используя рекомендации и советы психолога, удалось не только сохранить многих спортсменов в команде, но и добиться значительных результатов. <…> Даже косвенное соприкосновение с психологической наукой – через общение с психологом – дало повод многое переоценить, увидеть ее огромные возможности.
Хмелев А.А., заслуженный тренер СССР

Раньше я очень ревностно относился к появлению чужого человека в сборной. Считал, что я сам лучший психолог. Также до меня думал Гайич. Но видно, не справляюсь… Я могу рассказать о важности матча. А убрать чувство ответственности за результат, которое убивает искры в глазах, не получается… Мы с моим помощником пойдем на специальные курсы. Может, после них проще будет понять психолога. А то порой обращаются какие-то люди, а ты не понимаешь, что они делают и зачем. Так было в «Динамо», когда ребятам предлагали вместе кубики складывать, парашют разбирать, чтобы командой себя почувствовать. Но для меня очевидно: психолог команде необходим.
В. Алекно, главный тренер сборной мужской команды России по волейболу

Психомышечная тренировка (ПМТ) – модификация аутогенной тренировки (А. В. Алексеев, 1978)
В основе психомышечной тренировки лежат четыре компонента: «умение расслаблять мышцы», «способность максимально ярко, с предельной силой воображения, но не напрягаясь психически, представлять содержание формул самовнушения», «умение удерживать внимание на избранном объекте», «умение воздействовать на самого себя нужными словесными формулами». В силу систематических спортивных тренировок, связанных с попеременным напряжением и расслаблением мышц, спортсмены обычно легко осваивают релаксирующие упражнения. Последовательное расслабление различных групп мышц начинается с рук. На вдохе мышцы медленно напрягаются («в половину максимальной силы»), одновременно мысленно произносится: «мои руки», затем следует задержка дыхания и удерживание мышечного напряжения в течение 2 – 3 с, после чего оно быстро сбрасывается и на фоне спокойного выдоха произносится: «рас-сла-бля-ют-ся...». Снова производится легкий вдох, при котором мысленно проговаривается союз «и...», а на замедленном спокойном выдохе мысленно произносится – «те-пле-ют...». Это самовнушение сопровождается представлением о растекающемся по рукам тепле. Таким образом, начиная с первого занятия, объединяются тренировки в мышечной релаксации и упражнения, направленные на вызывание ощущений тепла. В последнем случае рекомендуется использовать образные представления струящейся по рукам теплой воды. В «окончательном» варианте после нескольких тренировок нужное состояние достигается при помощи следующей формулы самовнушения: «Мои руки полностью расслабленные, теплые, неподвижные». Напряжение мышц и дыхательные упражнения в «окончательном» варианте данной модификации не используются. После освоения упражнений для рук, обучаемые переходят к мышцам ног, шеи, лица и туловища. Выполнение упражнений строится по аналогичному принципу. Когда процесс «расслабления, согревания и обездвиживания» всех мышц освоен, обучаемые тренируются в достижении общей релаксации (формула самовнушения - «Я расслабляюсь и успокаиваюсь»). Местоимение «Я» сопровождается вдохом, затем, как и на предыдущем этапе, напрягаются сразу все мышцы, и на 2 – 3 с задерживается дыхание, после чего с выдохом произносится «рас-сла-бля-юсь...»; на следующем коротком вдохе – «и...», на выдохе – «ус-по-ка-и-ва-юсь». Простота и стандартность основного принципа упражнений способствует тому, что психомышечный вариант аутогенной тренировки хорошо усваивается спортсменами. Основная цель обучения состоит в развитии способности «входить в состояние контролируемой дремоты» и тренировке умения «сосредоточивать ненапряженное внимание на решаемой задаче». Занятие завершается формулами: «Состояние глубокого покоя», «Весь мой организм отдыхает», «Я отдохнул и успокоился», «Самочувствие хорошее». После освоения основных упражнений ПМТ спортсмены обучаются приемам самовоздействия, направленным на преодоление страха, борьбу с болью, методам активизации, тонизации и мобилизации психофизиологического состояния, а также облегчающим засыпание. С учетом целевого предназначения ПМТ существенное внимание уделяется обучению приемам саморегуляции функций сердечно-сосудистой и дыхательной системы. При «настройке» на предстоящие соревнования активно используются образные представления, которые делятся на 3 группы: представления «боевого состояния», «идеальное выполнение движений» и «предоставление ситуаций, в которых выступление было наиболее удачным». Рекомендуется облекать образные представления в «точную словесную оболочку», так как это усиливает их воздействие. В то же время используемые в ПМТ формулы самовнушения достаточно пространны. В качестве примера приведем формулы мобилизующего самовнушения. «Возникает чувство легкого озноба. Состояние, как после прохладного душа. Из всех мышц уходит чувство тяжести и расслабленности. В мышцах начинается легкая дрожь. Озноб усиливается. Холодеют голова и затылок. По телу побежали «мурашки». Кожа становится «гусиной». Холодеют ладони и стопы. Дыхание глубокое, учащенное. Сердце бьется сильно, энергично, учащенно...» и т. д.– всего 21 словесная формула, из которой мы привели 11. Автор рекомендует применение аутогенной тренировки не только спортсменам, но и тренерам, аргументируя это высказыванием спортивного журналиста М. Блатина: «...Если во время борьбы за мяч получают ссадины и синяки спортсмены, то у тренеров шрамы больнее – они остаются на сердце». Бесспорно, эти рекомендации вполне обоснованны.

Алексеев А. В. Себя преодолеть – М.: Физкультура и спорт, 1978